Адвокат Соков Андрей Владимирович

Телефон:
+7(908)590-52-56

Участники уголовного судпроизводства.

 

 УЧАСТНИКИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА:   ПРАВОВОЙ И ЯЗЫКОВОЙ АСПЕКТЫ НЕКОТОРЫХ ПОНЯТИЙ

 

 

Лавдаренко Людмила Ивановна, доцент кафедры организации и методики уголовного преследования Иркутского юридического института (филиала) Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, кандидат юридических наук, доцент.

 

Рябова Людмила Генриховна, доцент кафедры общегуманитарных и социально-экономических дисциплин Иркутского юридического института (филиала) Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, кандидат филологических наук, доцент.

 

В статье исследуются понятия "участник" и "субъект" уголовного судопроизводства, их соотношение. Анализируются взгляды ученых-процессуалистов на вопросы о том, какой из терминов более предпочтителен, о дополнительной регламентации статуса некоторых участников процесса и придании им на законодательном уровне наименований.

 Ключевые слова: уголовное судопроизводство, участники, субъекты, термины, заявитель, очевидец, потерпевший, подозреваемый, обвиняемый.

      Для обозначения лиц и органов, вовлекаемых в сферу уголовного судопроизводства, в УПК РФ используется понятие "участники уголовного судопроизводства", определяемое как "лица, принимающие участие в уголовном процессе" (п. 58 ст. 5), т.е. в широком значении, которым охватываются все органы, должностные лица, граждане, задействованные и вовлеченные в уголовно-процессуальные правоотношения. Такое определение соответствует этимологическому смыслу лексемы "участник": "тот, кто принимает участие в чем-либо; кто что-то делает сообща с кем-то, вносит свой вклад, свою лепту (какую-то долю, часть) в общее дело". Вместе с тем, дав определение участникам процесса в широком значении, законодатель, по справедливому замечанию некоторых процессуалистов , в раздел II УПК РФ "Участники уголовного судопроизводства" включил не все органы и лица, вовлекаемые в уголовное судопроизводство. В частности, нет в названном разделе таких участников, как секретарь судебного заседания, адвокат свидетеля, поручитель, залогодатель, выдаваемое лицо, не указаны лица, участвующие в следственном действии, а также другие лица и органы.

      В теории уголовно-процессуального права для обозначения участвующих в уголовно-процессуальных правоотношениях лиц и органов наряду с термином "участники уголовного процесса" используются дублетные термины: "субъекты уголовного процесса", "участники (субъекты) уголовно-процессуальной деятельности", "участники (субъекты) уголовно-процессуальных правоотношений", "участвующие в деле лица" и др. При этом среди процессуалистов не сложилось единой позиции по вопросам о том, какой из терминов более предпочтителен, а также о соотношении терминов "участник" и "субъект" - являются ли они тождественными либо находятся в родовидовых соотношениях. Некоторые правоведы полагают, что понятие "субъекты процесса" шире понятия "участники процесса": каждый участник процесса является его субъектом, но не каждый субъект процесса является его участником, что только в процессе применения права, осуществления деятельности могут появляться ее участники, и соотносят "участников процесса" с "субъектами уголовного процесса" как вид с родом <3>. Другие исследователи занимают противоположную позицию по данному вопросу и считают, что к числу участников уголовного процесса следует относить не только субъектов, определяемых уголовно-процессуальным правом, но и всех тех, кто фактически вовлечен в эту деятельность, даже если их статус не урегулирован , т.е. понятие "участники процесса" шире понятия "субъекты процесса". Ряд авторов высказались о том, что рассматриваемые термины являются равнозначными, тождественными.

          Сопоставим объем и содержание понятий "субъект" и "участник". Словари в понятии "субъект" выделяют следующие компоненты значения: 1) тот, "кто обладает способностью к целесообразной деятельности"; 2) человек или организация, "которые обладают определенными правами и обязанностями" ; 3) " (от лат. subjectus - лежащий внизу, находящийся в основе) - носитель предметно-практической деятельности и познания (индивид или социальная группа), источник активности, направленной на объект" . Итак, субъект как понятие включает в себя целесообразность, активность, разумность, здравомыслие, самостоятельность. Субъект является источником активной целесообразной деятельности, направленной на объект, в том числе другое лицо.

          Участник - это также субъект какого-то действия, однако, как показывает внутренняя форма слова, выполняющий какую-то часть, одну из выделенных ролей. Участник является частью общей композиции, частью целого, например, выполняющий роль потерпевшего и т.п. В отличие от "субъекта", относительно "участника" семантика слова требует указания, частью какого целого является данный участник, какая именно роль отведена ему в общем действе: участник чего? В одном из аспектов значения "субъект" и "участник" совпадают: они оба деятели, поскольку "участник" также здравомыслящий и активный деятель. Однако если субъект является активным деятелем вне зависимости от участия в чем-либо (получения какой-либо роли), то, чтобы стать участником, надо начинать действовать, получить роль для действия, т.е. участник - потенциальный субъект. В свою очередь, чтобы стать субъектом в юридическом смысле, в частности, уголовно-процессуальных отношений, лицо должно обладать необходимой правосубъектностью, складывающейся из правоспособности (способность иметь права и нести обязанности) и дееспособности (способности своими действиями приобретать соответствующие права и обязанности).

            Таким образом, по общему правилу, чтобы стать участником уголовного процесса, необходимо быть субъектом в юридическом смысле, т.е. субъектом права. Кроме того, один и тот же субъект может иметь несколько процессуальных статусов (ролей), например, выступать вначале в качестве свидетеля, а затем потерпевшего (подозреваемого и т.д.) либо одновременно иметь несколько процессуальных статусов, например, свидетеля, законного представителя, гражданского ответчика. Следовательно, здесь можно говорить о том, что "субъект" является по отношению к "участнику" более широким понятием, однако с учетом многоаспектности юридического понятия "субъект" такое суждение для некоторых ситуаций требует уточнения. Так, в некоторых случаях субъект права может не быть субъектом правового отношения, но являться участником процесса: уголовно-процессуальный закон допускает признание участниками уголовного судопроизводства лиц, которые в силу своего возраста, здоровья и других обстоятельств не могут вступать в уголовно-процессуальные правоотношения. Например, в соответствии с положениями ст. 42 УПК РФ независимо от возраста и вменяемости потерпевшим будет признано любое лицо, если ему преступлением причинен физический, имущественный или моральный вред, например новорожденный ребенок или находящееся в коме лицо; участником уголовного судопроизводства будет являться лицо, страдающее тяжелым психическим расстройством, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера. Относительно данного обстоятельства считаем небесспорными суждения о том, что участники процесса - это лица, обладающие реальной возможностью для осуществления своих процессуальных прав и обязанностей, и что возможность реализации своих прав лиц, страдающих психическими расстройствами, "зависит лишь от их психического осознания содержания своих прав, собственного волеизъявления и сложившейся процессуальной ситуации" <8>, что "любой участник уголовно-процессуальных отношений, наделенный законом процессуальными правами и соответствующими обязанностями, активно участвует в уголовно-процессуальной деятельности и является не объектом, а субъектом права" <9>. Полагаем, что признание лиц участниками процесса не связано с их возможностью самостоятельно (активно) осуществлять процессуальные права и обязанности, а вытекает из смысла правового статуса любой личности, включающего законные права и свободы, законные интересы и обязанности <10>. В этой связи считаем оправданным обращение в науке уголовно-процессуального права к термину "субъект", подчеркивающему, что любое лицо, вовлеченное в сферу уголовного судопроизводства, - не объект, а субъект права , которому, независимо от его возраста, состояния здоровья и других обстоятельств, должны обеспечиваться его права и законные интересы. Как справедливо отмечается в правовой литературе, процессуальный статус участников уголовного судопроизводства основан на конституционных положениях о неотчуждаемости основных прав и свобод человека, признании их непосредственно действующими и определяющими смысл, содержание и применение законов, а также деятельность государственных органов (ч. 2 ст. 17, ст. 18 Конституции РФ) .

           Если назначением термина "субъект" является отражение права лица быть субъектом прав и обязанностей - "права на право" , то термин "участник" акцентирует такой аспект, как вовлечение субъекта в правоотношения, в нашем случае - в сфере уголовного судопроизводства. Слово "участие" своим первым значением имеет "совместная с кем-нибудь деятельность, сотрудничество в чем-нибудь" . Соответственно, "участник" - это не только тот, кто действует, но также тот, кто причастен к совместному делу, т.е. имеет "непосредственное отношение, касательство к чему-нибудь" , в частности к сфере уголовного судопроизводства. В свое время относительно участников предварительного следствия известный ученый-процессуалист И.Я. Фойницкий писал, что ими "считаются все так или иначе соприкасающиеся с его производством, так или иначе заинтересованные в тех действиях, из которых оно слагается, или постановлениях и распоряжениях, сделанных в течение его". Именно в таком - самом широком - значении, по нашему мнению, следует понимать участников уголовного судопроизводства и относить к ним не только определяемых законодателем в качестве таковых в разделе II УПК РФ субъектов, но и всех тех, кто стал причастным к данной сфере, - лиц, которые только называются, а их права и обязанности не определены либо ограничены выполнением отдельных процессуальных действий, например заявителя, которому отказано в возбуждении уголовного дела, залогодателя и др.  В итоге участника уголовного судопроизводства можно определить как субъекта права, вовлеченного в сферу уголовного судопроизводства в соответствии с указанием на него в нормах УПК РФ и наделенного соответствующей ролью, в том числе эпизодической (см.: роль - "род, характер и степень чьего-нибудь участия в чем-нибудь" .

            В юридической литературе высказываются предложения о дополнительной регламентации статуса тех или иных лиц и органов, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства. Так, предлагается в раздел II УПК РФ ввести новую главу, посвященную статусу участников уголовного судопроизводства в стадии возбуждения уголовного дела (имеются в виду заявитель и очевидец) , либо предусмотреть отдельную статью, которая "объединила бы в себе все нормы о правах и обязанностях заявителя и определила бы его правовой статус как участника уголовного судопроизводства" ; предлагается на законодательном уровне некоторым участвующим в процессе лицам дать наименование, отражающее их статус, например: "задержанный", "заподозренный" , "жертва" ,"пострадавший"

             Безусловно, недостаточная регламентация статуса лиц, вовлекаемых в сферу уголовного судопроизводства, таит опасность необеспечения их прав и законных интересов, неисполнения ими обязанностей. Однако идея о введении в уголовно-процессуальное законодательство отдельных статей или главы, посвященных статусу некоторых участников, в частности заявителя и очевидца, по нашему мнению, небесспорна. Если для постоянных участников процесса, кроме наименования, определяемого в отдельной статье, должен устанавливаться перечень прав и обязанностей, то для названных участников в этом нет необходимости. Как верно отмечает О.А. Зеленина, в УПК предусмотрены права и обязанности общего характера для каждого участника процесса, в том числе участвующего в нем эпизодически. Так, каждый участник уголовного процесса наделен правом принесения жалобы на действия (бездействие) и решения должностных лиц, на уважение чести и достоинства и др. . Что же касается обязанностей, то здесь О.А. Зеленина приводит в пример положения ч. 4 ст. 21 УПК, в соответствии с которыми требования, поручения и запросы прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания и дознавателя, предъявленные в пределах их полномочий, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами <26>.

               Полагаем, что отсутствует также необходимость во введении терминов, обозначающих наименования эпизодических участников процесса. Участники процесса, без которых уголовный процесс невозможен, получили свои названия исторически: "потерпевший", "подозреваемый", "обвиняемый", "эксперт", "свидетель" и др. Предлагаемые же номинации: "заявитель", "очевидец", "задержанный", "заподозренный" - охватываются традиционными терминами или прозрачны по значению, либо в представленных в УПК номинациях уже содержится расшифровка, например, "лицо, у которого проводится обыск". Так, "заподозренный", "задержанный" охватываются имеющимся в УПК термином "подозреваемый"; "жертва", "пострадавший" - термином "потерпевший", соответственно, они не требуют дефиниций. "Заявитель", "очевидец" прозрачны по значению, понимаются однозначно, их терминологическое значение совпадает с общеязыковым, поэтому попытки дать определение приводят к ошибке, определения будут тавтологичны, возникает замкнутый круг: "очевидец - очами видел"; "заявитель - подающий заявления". Полагаем, что создание новой терминологии неоправданно как с позиций самого права, так и с позиций науки о языке.

               Следует подчеркнуть, что появление любого термина обусловлено развитием уголовного судопроизводства. Так, только три участника процесса имеют номинации, по происхождению являющиеся страдательными причастиями настоящего времени, - подозреваемый, обвиняемый, подсудимый. Здесь важно то, что статус данных участников этимологически выражен формой глагола в настоящем времени: действие протекает в настоящий момент, сию минуту; и подозреваемый, и обвиняемый, и подсудимый в зависимости от обстоятельств могут изменить свой статус. Иное дело, например, потерпевший или осужденный - этимологически это формы прошедшего времени, обозначенные действия в отношении их произошли. Как видим, термины "подозреваемый", "обвиняемый", "осужденный" точно отражают статус лица в соответствии с презумпцией невиновности: в текущий момент некоего человека подозревают (настоящее время), поэтому он является подозреваемым (настоящее время). Но обстоятельства могут измениться, и он может перестать быть подозреваемым, изменится и его статус, изменится название. То же самое обвиняемый. Грамматическая форма указывает на действие, совершаемое в текущий момент, в настоящее время момента речи: мы тебя сейчас на основании имеющихся у нас фактов обвиняем. И если обвинение не будет снято и вина подтвердится, то для тебя будет найдено другое слово, уже с суффиксом прошедшего времени: осужденный. При этом "подозреваемый" "обвиняемый", "подсудимый" не станет "обвиненным", а именно "осужденным", т.е. после решения дела судом (прошедшее время), и статус его уже не изменится.

                Таким образом, расширение круга субъектов уголовно-процессуальных отношений загромождает и не уточняет систему сложившихся терминов. Терминология права, как ее формулирование, так и применение, определяется практикой и последующим теоретическим осмыслением, в итоге она складывается как выверенная исторически через критерий практической целесообразности и на основе теоретической системности.